Главная » Статьи » Доисторическая эпоха » Первые поселения на территории Полтавы

Первые поселения на территории Полтавы

     Ну, что ж, начнём с самого начала (хотя это и не самое начало), когда по нашей земле полтавской ходили мамонты.

     Территорию Полтавы заселяли люди ещё во времена каменного века - палеолита (35-11 тыс. лет до н.э.). Именно этим временем датируются остатки кратковременного стойбища первобытных охотников, обнаруженного на южной окраине Полтавы, на месте бывшего Щемиловського глиняного карьера (в районе ул. Кагамлыка). Подтверждением деятельности первобытных охотников на территории города есть также и находки костей мамонта — главного объекта охоты человека эпохи древнего каменного века. Они найдены как вдоль склонов высокого берега Ворсклы от села Патлаивка до микрорайона Левада, так и в глубине плато — в парке «Победа», в районе современного рынка, по современной улице Южной, на Яковцах.

     При археологических раскопках были найдены кремневые и костяные орудия труда, остатки костров, кости северного оленя, носорога, бизона, также остатки примитивных жилищ в виде неглубоких овальных ям, которые перекрывались шкурой животных. Одним из памятников нового каменного века (неолита) на Полтавщине есть стоянка в урочище “Белая гора” (в районе села Макуховка) на окраине Полтавы.

 
   

     Остатки поселений культуры неолита обнаружены в пределах Полтавы, также на южной окраине села Макуховка, на месте бывшего хутора Трибы и Красной Горе на Коломаке, рядом с устьем ручья Рыжеватого в урочище Рогожная, возле села Нижние Млыны и в ряде мест, в т. ч. рядом с современным микрорайоном Половки на ручье Говтвянчик (правый приток р. Ворскла). Археологами собраны многочисленные кремневые изделия: скребки, резцы, ножи, свёрла, проколки, топорики, кремневые заготовки для их производства — нуклеусы, пластины, значительное количество обломков лепной керамики с  накольчатым узором, каменные изделия — лощила, "лодочки", обломки каменного сосуда и тому подобное, которые свидетельствовали о существовании здесь сравнительно долговременного поселения.

Нуклеус – это осколок камня (кремня,  обсидиана, яшмы и др.), находящийся на какой-то стадии «первичного раскалывания» при производстве каменных орудий. Для орудий используются отщепы и пластины, скалываемые с ядрища. К ядрищным орудиям относятся  древнейшие топоры.

Процесс самого скалывания постоянно совершенствовался.

     В эпоху неолита усложнилась техника изготовления каменных и костяных орудий с использованием сверления, шлифования и пиления. Самое широкое распространение получили орудия для обработки дерева — топоры, тесла, мотыги, лепная керамическая посуда, получило распространение ткачество; среди кремневых изделий преобладали мелкие орудия из кремня геометрических форм — микролиты. Население приполтавских поселений неолитической эпохи поддерживало контакты с более южными соседями — племенами сурско-днепровской неолитической культуры.

     На рубеже медного века и эпохи ранней бронзы (XXII — XIX тыс. лет до н.э.) лесостепные просторы Полтавщины заселили индо-арийские племена ямной культурно-исторической общности. Они занимались скотоводством, выпасая в пойменных лугах отары овец, крупного рогатого скота, табуны недавно прирученных лошадей. Позднеямные племена уже знали колесо, осваивали верховую лошадь, использовали орудия труда из меди. Именно они были строителями первых величественных земляных гробниц на территории Полтавщины — курганы, которые насыпали, отправляя в путешествие потустороннего мира своих соплеменников. В пределах города находится и ряд погребальных памятников ямной культуры — группа курганов около села Ивашки. Найдено и немало отдельных находок этой эпохи — каменные сверленые топоры-молоты из микрорайонов Алмазный, Сады и сёл: Рыбцы, Жуки, Супруновка.

     На западной границе города, возле села Михайлики, исследован уникальный "длинный" курган с погребениями культуры многоваликовой керамики (XVII век до н.э.) и срубной культуры (XVI век до н.э.). В одном из первых найдены редкие бусины, изготовленные из древнеегипетского фаянса, что свидетельствует о устойчивой связи древнего населения эпохи бронзы Днепровского Левобережья с центрами мировой цивилизации более 3,5 тысяч лет назад. В целом, для эпохи бронзы характерно распространение у местного населения орудий из сплавов меди с другими металлами (бронз), оживление межплеменных контактов и обмена, обогащение племенной  верхушки,  жречества,  появление  военного сословия, освоение плодородных земель речных пойм, замена скотоводства земледелием с элементами отгонного скотоводства (отгонное скотоводство основано на сезонных перегонах скота на относительно краткие расстояния. Скот обычно перегоняется на высокогорные пастбища летом и в долины низин зимой. Погонщики имеют постоянные жилища, обычно в долинах. В Европе отгонное животноводство было широко распространено в доримский период, однако с тех пор постепенно утрачивает значение). И окончательное использование территории современной Полтавы человеком стало возможным лишь в раннем железном веке (VIII — III век до н.э.).

    Население скифской эпохи занималось земледелием, на лугах пасли скот. В достаточно крупных поселках работали ремесленники, которые умело обрабатывали дерево, кость, кожу, цветные металлы и железо. Гончары лепили посуду, игрушки, культовые изделия для жертвенников и домашних алтарей. Было развито прядение и ткачество. В V — IV веках до нашей эры население скифского времени находилось на уровне глубокого разложения родо-племенного строя и формирования раннеклассовых отношений. Необходимость дополнительных площадей под посевы пшеницы, ржи, овощных культур требовала освоения новых земель преимущественно на плато высоких берегов рек и ручьев, а после их истощения — перенос поселков ближе к новым участкам с посевами.

     Крупнейшим поселением скифского времени на территории Полтавы был поселок VII — VI века до нашей эры площадью свыше 10 гектаров, что занимало значительную часть Ивановой горы, в пределах современных: Соборной площади (Красная площадь), площади Ленина, улиц Художественной, Панянки, Октябрьской, Братьев Литвинових, Ленина. При исследованиях, на Соборной площади, выявлены три хозяйственные ямы, в заполнении которых найдены лепной горшок, лощёная миска,  посуда, бронзовый трехлопастной наконечник стрелы. Еще одно селение занимало край Институтской горы, на территории современного Технического университета, другое — часть современного поселка Червоный Шлях. Ряд поселений скифского времени (VII — III век до н.э.) находилось рядом с поселками Шилы, Пушкарёвский Яр, на месте микрорайонов Сады I и II, Половки, окрестных сел — Зинцы, Гора, Гожулы, Зоревка, Копылы, Патлаивка, Супруновка.

     Сохранились и курганные некрополи скифской эпохи: три кургана возле памятника Шведам от шведов в селе Побыванка, десять — по улице Нагорной в Дальних Яковцах, среди которых есть насыпи высотой более 3 метров, более десятка курганов между селом Патлаивка и Дальними Яковцами, до 20 курганов насчитывалось в 1920-х годах возле села Гора (в настоящее время они распаханы и находятся под садовыми насаждениями). Один из них, на южной окраине города, исследован. В нём обнаружено захоронение в склепе под деревянным накатником, пол был устлан досками, стенки — укреплены деревом. Из находок в кургане — небольшой лепной сосуд-кубок, фрагменты горшка, обломки железных изделий. Из разрушенного кургана происходит железный кинжал второй половины VI — начала V веков до нашей эры, найденный рядом с Сампсониевской церковью на поле Полтавской битвы.

     Свидетельством пребывания сарматских племен на территории Полтавы есть останки женского захоронения с северной ориентацией, обнаруженного на Белой Горе, в котором найдены мелкие стеклянные бусины, бронзовая проволочная фибула (I век н.э.). Подобное впускное погребение (I — II век н.э.) было исследовано в кургане вблизи села Малое Ладыжено Полтавского района, на левом берегу Коломака. Среди погребального инвентаря в нем находились лепные горшок и миска с костями барана, бронзовое зеркальце, стеклянные и янтарные бусины. Оба памятника датируются сарматским временем.

     Во второй четверти первого тысячелетия нашей эры территория города вошла в состав огромного разноэтнического массива племён, объединённых в состав Готского государства. В него на Полтавщине входили позднескифские земледельцы, сарматы, славяне и готы. Это объединение, известно в науке под названием черняховской культуры. В Полтаве остатки небольших поселений этого времени известны вблизи Вакуленец и Побыванки, Биофабрики, на Белой Горе, рядом с селами Андреевка и Зоревка. Оживленные контакты с позднеантичным миром — вот что характеризует развитие носителей черняховской культуры — земледельцев времени существования царства готов в Северном Причерноморье. Как следствие, в среде черняховских племен попадало значительное количество серебряной римской монеты — денариев, которая обеспечивала обмен, была источником ювелирного производства и, возможно, стимулировала появление собственного денежного обращения, оседая со временем в составе многочисленных кладов. До десятка таких кладов с монетами I — II века новой эры было обнаружено и в Полтаве, и в окрестностях города.

     Из окрестностей Полтавы происходит одна из известных богатых находок эпохи Великого переселения народов — комплекс Макуховского кочевнического захоронения VII века. Обнаружен в 1882 году набор золотых украшений поясного набора, детали других изделий и золотой византийский солид императора Ираклия (637/638 г.г.), вероятно, принадлежали захоронению представителя высшей иерархической ступени раннеболгарского государства.

     В начале нашей эры Полтавщина входила в регион расселения восточнославянских племен, места поселений которых были обнаружены во время археологических раскопок. В Лубенском районе исследуется самое большое древнеславянское поселение, а в с. Перещепино был найден один из самых больших кладов в Европе, датированный VII веком нашей эры, находками были драгоценные персидские и византийские украшения и монеты, общий вес золота – 25 кг и 50 кг серебра.

     В VIII веке территория Полтавщины заселяется славянскими племенами роменской культуры (VIII — X вв.). Летописные северяне, которые вернулись из Нижнего Придунавья и Балкан, создали целый ряд укрепленных поселений на высоких крутых берегах реки. Самым южным "малым" племенным центром нижне-ворсклянских земель северян стало полтавское поселение — порубежное с кочевым миром крепость-городище на Ивановой горе. В её округи входили менее значительные городища и неукрепленные поселения в Новых Санжарах, Старых Санжарах и Лукищино. Укрепленное поселение с домами земледельцев и ремесленников занимало мыс с современным Соборным майданом, Панянка на северо-востоке и Спасской церковью на севере. С западной стороны посад занимал край Институтской горы — от Первомайского проспекта до современных общежитий Технического университета. От западной окраины поселения сплошной полосой тянулся первобытный дубовый лес до теперешнего села Буланово (12 км) (о чём свидетельствует старейшее дерево города (более 500 лет) по ул. Садовой, 3).  

 
   

    Своего расцвета поселение достигло на рубеже X — XI веков. Наверное, северянами и было дано название поселению — Лтава. Название города «Лтава» историки связывают с древнерусской традицией наименования поселений по имени ближайшей водной артерии – ручья Лтава, правого притока Ворсклы. В течение XV — XVII веков название трансформировалась в «Олтаву» и «Полтаву».

     При археологических исследованиях на Соборной площади и на территории кондитерской фабрики обнаружено пять небольших полуземлянковых жилищ роменского времени. Их деревянные стены и крыша держались на столбах внутренней конструкции, с несколькими хозяйственными ямами, а то и погребами. Сооружения иногда имели вырезанные в  земле своеобразные скамьи-лежанки и сооруженную из суглинка печь. Вокруг жилищ находились многочисленные хозяйственные ямы для зерна круглой формы. Среди находок в жилищах древних полтавчан — обломки и целые формы лепной посуды местного производства — горшки, покрышки, сковородки, керамические прясла, изделия из кости, железа, бронзы. На поселении найден клад серебряных арабских монет — дирхемов IX — X века насчитывал более 300 экземпляров.

     Финальный этап существования сиверянского поселения приходится на первые десятилетия XI века, а его гибель, возможно, связана с одним из походов на северян дружин князя Бориса Владимировича в 1015 году или борьбой за великокняжеский престол Мстислава и Ярослава Владимировичей между 1019 и 1024 годами. Подтверждением этого является обнаруженный в одном из жилищ скелет убитой женщины, а также найденный случайно на городище клад женских серебряных украшений, состоящий из шейной гривны, височных колец и браслетов, которые датируются концом X — началом XI века. О подавлении восстания северских городов князем Борисом говорится и в "Житиях Бориса и Глеба", где: "Блаженный же Борис... умирил грады вся.. "

     Рядом с домом Полтавского краеведческого музея (между кафе "Каравай" и памятником Т. Г. Шевченко) находился курганный некрополь Лтавы X — начала XI веков, три погребения которого исследованы. В женских могилах обнаружены: стеклянное синее ожерелье, месяцеподобные бронзовые подвески, бронзовые перстни и разделитель ремешков.

     На протяжении XI — начале XII веков на месте пепелища сиверянского "города" возродилось древнерусское поселение. Его окружали кочевья воинственных соседей Киевской Руси — половцев. Как упоминание о Диком поле остались на курганах половецких предков — каменные "бабы", одна из которых найдена в пределах Полтавы, другая — происходила из её западных окраин.
          Полтавское поселение превращается в одну из своеобразных "свободных экономических зон", где могли контактировать, вести торговые операции, обмен древнерусское население, половцы и другие кочевники. На определенном этапе существования такой пункт мог лишь номинально зависеть от центральной княжеской власти.

     Начиная с XII века переяславские князья Руси создают систему глубоко эшелонированной обороны против половцев, включая в неё и просторы междуречья Псла и Ворсклы, на юг от хорошо обжитого Посулья. Одним из крайних авангардных южных рубежей Переяславской земли становится река Ворскла, вдоль которой строятся городища и участки "змиевых" валов, оборонительной линии. Выгодное стратегическое и торгово-экономическое расположение поселения на границе со степью, на перекрестке накатанных путей от Половецкой земли к столице Переяславского княжества и главных центров Посульской волости, от Переволочинской переправы через Днепр до Верхней Ворсклы, наличие твердого брода и значительной ширины заболоченной поймы реки выводят небольшое укрепление в ряд значительных форпостов юга Переяславской земли.

     Оно быстро растет и становится важным пунктом обороны и распространения государственной власти на границе с Диким полем. Вероятно, что Лтава становится сотенным центром. О значении приворсклянского форпоста для юга Руси косвенно свидетельствует и тот факт, что упоминание о поселении попало на страницы "Повести временных лет", куда даже средние укреплённые пункты Приднепровья попадали не всегда. Лтава упоминается в связи с походом новгород-северского князя Игоря Святославича против половцев 1173 года. "... Игорь Святославич поеха противу половцев и перееха Ворскол оу Лтавы... " Исходя из наличия летописного упоминания, укрепленная площадка городища, наверное, имела площадь не менее 0,7 — 1 гектара. Относительно размеров торгово-ремесленного посада, то его границы по находкам археологических материалов определяются современными улицами Художественной, Панянки, Ленина, Гагарина, Первомайским проспектом, Садовой, с юга и востока ограничиваясь территорией учебных корпусов Технического университета на Институтской горе и склонами высокого берега Ворсклы и нагорной частью Подола на Ивановой горе. Общая площадь поселка составляет около 40 гектаров.

 
   

     Среди находок, обнаруженных на территории городища преобладают обломки кружальной посуды XII — первой половины XIII веков — горшков, покрышек, корчаг, светильников, обнаружены железные гвозди, скобы, подковки, кресала, обломки стеклянных браслетов и перстней, керамические прясла, в том числе с граффити, железные наконечники стрел, зубила, плешни, блесны, скобки ручек вёдер. Раскопками на территории кондитерской фабрики исследовано небольшое, немного углубленное в землю жилище с печью, откуда происходят бронзовый перстень, обломки горшков, прясла, гвозди. В керамическом комплексе летописной Лтавы сочетаются традиции киево-русского и кочевнического гончарства, что находит выражение в орнаментации, своеобразия форм и оформлении деталей посуды, наличия клеймения и тому подобное.

     Исследованиями не установлено наличие какой-либо прослойки пожара, что может свидетельствовать об отсутствии разрушений во время нашествия Батыя. Наверное, узнав о приближении отрядов нападавших, население Лтавы скрывалось в лесистых и заболоченных местностях округи или же монголо-татары обошли наши земли в своем походе на Переяславль и Киев (1239 — 1240 г.г.).

     Жизнь на площадке городища продолжалась и в XIII — XIV веках, что подтверждается многочисленными находками кружальной керамики указанного времени, бронзовыми нательными крестиками, обнаруженными при раскопках на Соборной площади. Вероятно, что в это время площадь значительно сократилась и поселение существовало только на Ивановой горе. Интересно, что находки XIII — XIV веков встречаются и за пределами городища. Так, возле села Макуховка найдена створка бронзового массивного креста-энколпиона. В ходе исследований на улице Братьев Литвинових обнаружено до десятка хозяйственных ям XIII — XIV веков.

     Археологические исследования свидетельствуют о непрерывности заселения полтавских территорий на протяжении IX — XVII веков.

     Территория современной Полтавской области в период XIV – XVI веков находилась под властью литовских, а позже польских феодалов. На карте Украины, составленной во второй половине XVI века, в пределах современной Полтавщины отмечено более 300 поселений, среди которых были города, слободы, села. Это свидетельствовало о значительном заселении этого края.

     Одновременно, в результате успехов и неудач казацких войн, репрессий после поражений, происходило значительное переселение казаков в юго-восточную часть края, где со временем появились новые уезды, такие как Кременчугский, Хорольский, Миргородский, Зеньковский, Кобелякский.

Использованная литература:

1. Археологічний літопис лівобережної України, 1998 р., № 1-2, с. 151 – 154.

2. Бодянский П. Достопримечательности Полтавы. – Пл.тип.губ.правл.,1850 г.–13 с.

3. Бучневич В. Е. Записки о Полтаве и её памятниках. - 2-е изд. исправл. и дополн. С планом Полтавской битвы и достопримечательностями г. Полтавы. - X.: "Издательство САГА", 2008. - 6, 449, 24 с., 41 илл. - (Репринтное воспроизв. издания Полтава: Типо-литогр. Губернск. Правл. 1902 г.).

4. Пассек В. Курганы и городища Харьковского, Валковского и Полтавского уездов. – Русский исторический сборник, 1839 г., т. 3, № 2, с. 201 – 229.

5. Полтава. Історичний нарис.— Полтава: Полтавський літератор, - 280 с, іл. + 24 с.

6. http://poltavahistory.org.ua/history3_r.htm

 

Категория: Первые поселения на территории Полтавы | Добавил: tanchik (23.08.2015)
Просмотров: 4059 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar