Главная » Статьи » Памятники

Памятник полковнику Келину и доблестным защитникам Полтавы

     Автор проекта памятника — глава комиссии по организации празднования 200-летия Полтавской битвы генерал-майор, барон А. А. Бильдерлинг. Скульптуры памятника по рисункам А. А. Бильдерлинга выполнил известный скульптор-анималист А. Обер.

     Памятник представляет собой композицию из куба на трёхступенчатом основании, и прямоугольной призмы, сложенные из отдельных блоков розового гранита.

     Установлен в память о подвиге жителей города Полтавы под руководством коменданта Полтавской крепости полковника Алексея Келина во время Полтавской битвы 1709 года.

     Памятник расположен на Первомайском (бывшем Келинском) проспекте, на месте, где в начале XVIII века проходила крепостная стена и находились Мазуровские ворота. Именно в этом месте происходили особенно ожесточённые бои.

Красным показана граница крепости, синим- позиции шведских войск, осаждавших город.

 

     За организацию обороны Полтавы Келин получил звание генерала.

     Памятник открыт 27 июня 1909 года — ко дню 200-летия Полтавской битвы, в присутствии императора Николая II.

Император Николай II(в центре) на открытии памятника 1909г.

 

*Хотелось бы более подробно описать хронологию героической защиты Полтавской крепости.

     Получив отпор во время военной экспедиции на Слобожанщину  шведы провели холодную зиму в Гадяче и Зенькове и весной 1709 года решили взять Полтаву. Существуют сведения, что авангарды Карла XII подходили к городу еще в 20-х числах февраля 1709 г. В донесениях

А.Д.Меншикова

и А.Г.Волконского от 23 февраля сообщалось «...неприятельские люди приблизились к Полтаве, а другие войска неприятельские, которые стояли около Камышни (ныне Миргородский район Полтавской области) и Лохвицы (райцентр Полтавской области), понад Полою рекою (вероятно, река Псел), меж Ворсклы маршируют и стягуютца к Полтаве ж».

     В этот день до сотни шведских солдат генерала Акселя Спарре подошли к Полтаве. По всей видимости, их встретили на подходах, и в своё расположение вернулось только три шведских бойца. 25 февраля шведское командование направило к городу ещё 500 солдат и офицеров, - «...и тех також де под Полтавой всех до одного порубили».

     В конце марта 1709 г. шведы захватили район между Ворсклой и Пслом, хотя спокойно и уверенно действовать в этих местах из-за действий малороссийских партизан, войск

Б.П.Шереметева  

и казацких полков гетмана И.И.Скоропадского они не могли.

     Продвигаясь к Полтаве, шведский король, опираясь на информацию Мазепы, надеялся здесь, как писал Гилленкрок, «найти многое число провианта и денег, так же и сукон на всю армию, а по взятии Полтавы все переменится в лучшее состояние нежели ныне». Значение Полтавы для шведского командования существенно возросло после потери Гадячской и Роменской крепостей, откуда шведы зимой 1709 г. под натиском русских войск были вынуждены отступить.

     К тому же Карл был уверен, что город мог стать опорным пунктом в деле налаживания более тесного союза с Турцией и татарами, которые по договоренности с казаками Гордиенко собирались привести орду. Мазепа уверял, что полтавчане уже распропагандированы «его людьми», среди которых называл бывшего полтавского полковника еврейского выкреста Гришу Герцика и полковника Ивана Левенца. Однако хотя последний и не поддерживал Петра, тем не менее, не пошел за мазепинскими изменниками...

     Шведы приближались к городу. Ближайшим населенным пунктом, которые они захватили, стало село Великие Будищи, которые стали местом расположения очередной штаб-квартиры Карла XII.

     До прихода захватчиков большинство местных жителей ушло на левый берег Ворсклы, а потом, из устроенного там лагеря они устраивали успешные нападения на оккупантов. Велико-Будищанский сотник Максим Левченко и его брат Михаил со своими людьми ушли в Полтаву и стали защитниками этой крепости - с первого и до последнего дня её осады.

     Шведы на действия партизан отвечали карательными мерами - ради устрашения вокруг своего лагеря шведы выставили виселицы с казненными мирными жителями и казаками.

     В конце марта город был практически блокирован. Осадив Полтаву, шведы построили напротив города свой укреплённый лагерь, разместив здесь часть артиллерии, отряды пехоты и кавалерии.

     В Крестовоздвиженском монастыре, где была размещена новая главная ставка Карла XII, шведы установили батареи, которые вели постоянный обстрел крепостных бастионов.

     Король часто выезжал к стенам Полтавы, после чего сделал вывод: «Полтава-крепость никудышная!»

     Для блокады Полтавской крепости Карл выделил из состава армии девять пехотных полков. Руководил осадой генерал-фельдмаршал Рёншильд, а инженерными работами - генерал-квартирмейстер Гилленкрок.

     Оккупантам противостоял гарнизон под командованием полковника Алексея Степановича Келина. Еще в октябре 1708 г. в Полтаву прибыли два полка из Белгорода, которые через месяц были заменены Ингерманладским полком. А в середине января по приказу Меншикова из Ахтырки в Полтаву прибыли 5 батальонов Тверского и Устюжского полков. Сводный отряд насчитывал в своем составе 4192 солдата и офицера, из них 91 человек были пушкарями.

     В отряде состояло 60 офицеров, из них два полковника - Келин и Менден; три подполковника - Озеров, Репьев и Кунингам; четыре майора - Кривков, Волынский, Крафорт, Лудевиль; семь капитанов - Шимановский, Мишатин, Зубатов, Тяпкин, Насакин, Кирчевский и Маслов; 16 поручиков, 7 подпоручиков, 20 прапорщиков.

     Наряду с гарнизоном крепость обороняли 2600 казаков Полтавского полка и вооруженных жителей города. Келин и его помощник - военный инженер Андрей Юрьевич Телепнев за два месяца смогли привести укрепления в порядок и приготовились к тяжелым испытаниям. Крепость с десятью деревянными башнями и стенами, частоколом, бастионами, сутеренгами, эскарпами и контрэскарпами, при двадцати восьми пушках, затихла в ожидании неприятеля.

     Осада Полтавы началась 1 апреля 1709 года. По свидетельству Гилленкрока, Карл был уверен, что когда русские увидят, что шведы собираются атаковать Полтаву, они сдадут город после первого выстрела.

     Как пишет «Дневник военных действий Полтавской битвы»: «...Апреля 1-го числа. Неприятельская армия приходила до Полтавы, против которой войск его Царского Величества выслана партия. По сильном сражении неприятельская партия сбита и прогнана; на боевом месте мёртвых тел оставил неприятель 32, в плен взято 6, из которых от ран померли 4, в оставшихся допросами показали, что было их в партии послано 300 человек для взятия языков. От войска царского убито 6 да ранено 9 человек...»

     Шведы не давая осажденным опомниться, начали новый штурм утром следующего дня. Скоротечный бой был нацелен на взятие «языков». Неизвестно удалось ли это сделать штурмующим, но к Келину были доставлены новые пленные со сведениями очередного штурма.

     3 апреля на стены и валы города устремились полторы тысячи солдат, которых приветствовал сам шведский король. Но и эта попытка была отбита, а на склонах осталось несколько десятков скандинавских солдат. Атака повторилась и 4 апреля, но на нее обороняющиеся ответили смелой вылазкой.

     Когда Карл понял, что с Полтавой придется «возиться серьезно» он предложил параллельно штурмам вести осадные работы. Гилленкрок решил вести работы в районе Мазуровского вала (сегодня территория Полтавского технического университета и до Свято-Николаевской церкви), надеясь перекрыть выход до источника питьевой воды. Но гарнизон и жители активно противодействовали осаждавшим. Шведские траншеи-апроши подвели к оборонительной ограде лишь через месяц...

     В это же время шведы приступили к созданию минных галерей, причем для их копания они использовали своих мазепинских союзников - запорожцев. Ряд историков пишут, что когда мазепинцы отказывались копать, намекая на свое «лыцарство», их либо заставляли силой, либо просто давали деньги.

     В качестве противодействия специальные группы обороняющихся Полтавы стали рыть контрминные галереи, для чего часто использовались и подземные ходы, которых в городе было достаточно много (в Полтаве и сегодня можно встретить провалы - следы подземных ходов прошлого). Через эти галереи обороняющиеся обезвреживали неприятельские мины и пороховые закладки. Команды слухачей и наблюдателей искали места шведско-мазепинских работ и тут же здесь начинали рыть встречную траншею. «Войска Царского Величества бывшие в осаде Полтавской, усмотрев веденые неприятелями мины под вал Полтавской крепости, перерыли и до исполнения действа не допустили...», - отмечалось в «Дневнике».

     В ночь с 5 на 6 апреля шведы предприняли мощную атаку, но, потеряв почти полтысячи человек, отошли. Гарнизон Алексея Келина не досчитался 62-х человек.

Шведская пехота

 

     По данным историка В.Шутого, который ссылается на «Записки Крекшина. Год из царствования Петра Великого 1709» , атаки шведов и встречные вылазки проходили 7, 9, 12, 15, 22 апреля.

     14 апреля король также отдал приказ штурмовать город, и на валы карабкались уже три тысячи шведов. Но и этот штурм был отбит.

     16 апреля неприятель продолжительное время бомбардировал крепость из своих мортир. Пожары и бреши в обороне ликвидировали при помощи полтавчан, которые даже ночью были на валах.

     Русская армия, действующая извне крепости, пыталась помочь обороняющимся до прихода основных сил. В начале апреля два полка русской кавалерии генерал-поручика Ренне закрепились в небольшой крепости Соколке, где 12 апреля выдержали атаку шведского отряда генерала Круза. Здесь шведы потеряли много пушек и полторы тысячи убитыми.

     Одновременно с событиями вокруг города оживились партизаны Великих Будищ, которые отбили нападение на них карательного отряда Гилленштиерна.

     19 апреля отряд местных казаков переправился на занятый шведами берег Ворсклы, и напал на вражеский лагерь. В результате налета 24 шведских солдата было убито, а восьмерых взяли в плен.

     При обороне активно использовали различные приспособления, в частности «машину с крюком». Аппарат представлял собой некое подобие крана с рычагом, цепью и большим крюком. Приспособление устанавливали на валу или стене. Стрела неожиданно опускалась в траншеи шведов. На крючок, как на удочку ловили захваченного врасплох шведского драбанта за одежду или ремни и мгновенно уносили его за стену.

Реконструкция полтавского бастиона

 

     Продолжалась и минная война. В «Дневнике военных действий Полтавской битвы» 23 апреля было отмечено: «...При Полтаве усмотрено подведенной подкоп; из камор подкопных порох вынули и ожидали приступу. Желательный пролития крови король Карл того ж числа приуготовя 3000 человек к приступу велел подкопа рукав зажечь, и по зажжению рукава неприятель спешно из апрошей бросился, хотя вскоре по взорвании вбежать в крепость. Но как подкопу не взорвало, а приступные были вблизости, и не имея лестниц вспять возвратились; тогда несколькими залпами были провожены и 60 человек побитых оставили, от войска Царского Величества не убит не один...»

     Последние штурмовые атаки в апреле шведы предприняли 28 и 29 числа. Все они были отбиты, хотя росли и потери гарнизона, чувствовалась нехватка боеприпасов и пороха. Но город продолжал активно сопротивляться...

     Чуть поодаль, справа от памятника, если стоять к нему лицом, прежде была Георгиевская церковь (ныне разрушенная и увы, не восстановленная), а около неё виднелись холмы братских могил погибших в боях защитников крепости, общие потери гарнизона за осадное время составили почти три тысячи человек (эти братские могилы тоже не сохранились.)

 

Категория: Памятники | Добавил: tanchik (09.09.2015)
Просмотров: 715 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar